Навигация
Главная »  Delphi 

Уменье заработать на ошибках


Источник: Силиконовая Тайга
Когда в апреле прошлого года Джеффри Кларк пришел на должность исполнительного и финансового директора в именитую программную фирму Computer Associates International (CA), он первым делом вынужден был полностью погрузиться в проверку и перепроверку бухгалтерских документов: существовавший в компании режим финансовой отчетности позволял ее сотрудникам допускать такие искажения, которые в общей сложности за год достигали суммы в 1 млрд. долларов. По признанию Кларка, в фискальном устройстве СА трудно было найти хоть одну деталь - счет, фактуру или баланс, - не содержавшую ошибок, нарушений или фальсификаций. Для анализа и реконструкции всего этого дезорганизованного хозяйства Кларку пришлось нанять целую группу опытных инспекторов и ревизоров, создать компетентную внутреннюю аудиторскую комиссию, а главное - использовать в упорядочении бухучета корпорации… программные средства с торговой маркой Computer Associates. Как это ни парадоксально, но до того времени в практике фирмы, известной своими специализированными системами хранения данных и управления корпоративными активами, не было принято пользоваться этими разработками для собственных нужд. Но теперь, когда действие закона Сарбейнса-Оксли и ряда других директивных актов поставило официальную отчетность во главу угла деятельности и самого существования любого коммерческого предприятия, представителям малого, среднего и, тем более, крупного бизнеса не остается ничего другого, кроме как изыскивать наиболее эффективные средства и методы приведения финансовой документации в соответствие с нормами государственного регулирования. И в этих условиях компанию СА можно рассматривать в качестве яркого примера американской иллюстрации к русской пословице "Назвался груздем - полезай в кузов": "Будучи известными производителями программного обеспечения, мы просто обязаны использовать возможности компьютерной автоматизации прежде всего для налаживания своего экономического механизма, проводя, таким образом, тестирование и отладку создаваемых нами продуктов на самих себе", - утверждает Джеффри Кларк.

История вопроса: государство "затягивает гайки"

Шумный процесс, связанный с банкротством энергетического колосса Enron, явился лишь первым значительным событием в череде скандалов, потрясших индустриальные сферы Соединенных Штатов на границе ХХ и XXI столетий. Нью-Йоркскую фондовую биржу долго не переставало лихорадить от следовавших друг за другом громких судебных разбирательств с обвинениями в многомиллионных злоупотреблениях, предъявлявшихся руководителям WorldCom, Qwest, Tyco, Metromedia Fiber, McLeod USA, Adelphia, CMS Energy, Dynegy, Global Crossing, ImClone и других корпораций, которые, казалось, олицетворяли собой основы основ американской промышленности, символы мирового технологического прогресса и эталоны деловой культуры. Пытаясь противостоять нарастающей лавине финансовых крахов и полному падению престижа национальной экономики, президент Буш 30 июля 2002 года подписал законопроект, который сам же назвал "наиболее масштабной реорганизацией практики бизнеса со времен Франклина Делано Рузвельта". Правда, авторы проекта - сенатор-демократ Пол Сарбейнс и конгрессмен-республиканец Майкл Оксли - дали ему более скромное определение "акта о реформе учета и отчетности в открытых компаниях и защите интересов инвестора", обозначив его целью всего-навсего "внесение дополнений в федеральный закон „О фондовых биржах" от 1934 года". Но эти дополнения оказались весьма существенными и чувствительными для всего предпринимательского сообщества - причем не только в США, но и за их пределами, поскольку затронули интересы и местных, и действующих на американской территории зарубежных компаний. Принятие закона Сарбейнса-Оксли, по мнению его бесчисленных приверженцев из самых разных профессиональных и социальных кругов, дало возможность правительству и госадминистрации Вашингтона приступить к кардинальному пересмотру принципов корпоративного управления в границах всей страны, или, иначе говоря, "закрутить разболтавшиеся гайки" крупнейшей в мире коммерческой машины, которая вдруг начала давать столь очевидные сбои. Закон, в частности, обязал оперирующие на фондовых биржах публичные компании вести финансовую документацию в соответствии с общегосударственными стандартами бухгалтерского учета, увеличил перечень отчетных данных, подлежащих предъявлению всеми компаниями ревизионным органам, расширил права государственного контроля за осуществлением корпоративного аудита, предоставил дополнительные полномочия регулирующим ведомствам федерального уровня, и в первую очередь, - независимой Комиссии по ценным бумагам и биржам (Securities and Exchange Commission, SEC), а кроме того, заметно повысил степень ответственности руководства компаний за порядок и качество балансовой отчетности и ужесточил меру возможного наказания за выявленные факты экономического мошенничества. Под угрозой окончательной утраты доверия инвесторов к национальному бизнесу и фондовому рынку в ряды сторонников подобной законодательной инициативы вместе с политиками и общественными деятелями встали и многие авторитетные лидеры промышленных и торговых структур США: ведь "ценой вопроса" стало спокойствие, а вместе с ним и вложения 88 миллионов отечественных акционеров и еще большего количества иностранных держателей американских ценных бумаг, защита которых и провозглашалась целью нового закона. Причем, если судить по сведениям вышеупомянутой Комиссии по ценным бумагам и биржам, уже на начальном этапе работы этого акта его актуальность и результативность были доказаны вполне наглядно: только за один год с момента его вступления в силу и только по линии SEC было возбуждено свыше 2200 судебных дел по поводу преднамеренных просчетов, подтасовок, подделок и прочих извращений корпоративной отчетности, а 230 ключевых менеджеров крупных компаний лишились в связи с этим своих постов и оказались под следствием. Подводя итоги первых 12 месяцев применения закона Сарбейнса-Оксли, когда его действие распространялось в основном на предприятия с высокой и сверхвысокой капитализацией, эксперты SEC отмечали среди образцов соблюдения правил учета, информационной "прозрачности", прав акционеров и обязанностей советов директоров целую когорту ведущих концернов американской и мировой индустрии, включая General Electric, Intel, Pfizer, Johnson & Johnson, Texas Instruments и др. Не осталось без внимания и ярко выраженное желание руководства некоторых фирм во что бы то ни стало продемонстрировать государственным властям свое беспредельное рвение в обеспечении контроля за внутренней финансовой дисциплиной: к примеру, директорат инвестиционной компании Charles Schwab & Co. в первом квартале 2003 г. громогласно объявил о своем решении лишить премий группу высших должностных лиц по итогам прошедшего года за отдельные недостатки в управлении корпоративным бюджетом и оформлении бухгалтерских документов. Однако далеко не все представители крупного бизнеса выказывали подобную активность, и далеко не всем из них удалось сразу же адаптироваться к новым условиям игры. На первых порах органы федеральной инспекции высказывали немало претензий даже в адрес таких традиционно законопослушных исполинов, как Citigroup, Wal-Mart, AT&T, Hewlett-Packard и Xerox, которые всегда были максимально далеки от подозрений в финансовой нечистоплотности. В то же самое время, ощутив на собственной шкуре первые результаты внедрения новой фискальной политики в практику своей повседневной деятельности, бизнесмены принялись роптать и все явственнее обнаруживать недовольство слишком частым и излишне придирчивым вниманием к ним со стороны проверяющих инстанций, непомерно возросшим объемом отчетной документации и серьезными ограничениями в свободе тактических и стратегических маневров, явившимися следствием закона Сарбейнса-Оксли. Одним из самых значительных проявлений такого протеста явился официальный меморандум "Круглого стола бизнеса" - неформальной организации, объединяющей элиту деловой Америки, - в котором нынешние действия правительства по контролю над корпоративными финансами приравнивались едва ли не к подрыву эффективности национальной промышленности и ее конкурентоспособности на мировой экономической арене. Примерно с середины 2003 г. к этим выступлениям начали подключаться и "наблюдатели со стороны" - биржевые аналитики, исследователи рынка, журналисты и даже государственные чиновники, обеспокоенные тем, что чрезмерно интенсивный надзор за деятельностью компаний только мешает их работе и сковывает инициативу, а возможность переусердствовать в закручивании дисциплинарных гаек чревата перекрытием бизнесу кислорода с последующей потерей его жизнеспособности.

Сарбейнс-Оксли и Ломоносов-Лавуазье: закон сохранения применительно к расходам и доходам

Отнюдь не ставя под сомнение основополагающие принципы закона Сарбейнса-Оксли, к концу первой стадии его реализации большинство профессиональных экспертов и экономических обозревателей склонялось к необходимости внесения в него существенных корректив. Против этого, кстати, не возражало и руководство SEC, предложившее серию собственных поправок к положениям этого законодательного акта. Тем не менее, дни шли за днями, и в 2004 г. наступил второй этап предусмотренной законом финансовой реформы, а с ним вступили в силу новые правила внутреннего бухгалтерского контроля для фирм среднего масштаба - рыночная стоимость которых оценивалась не ниже 75 млн. долларов. Имея перед глазами опыт крупных корпораций, аналитики на этот раз заранее подсчитали, что очередная фаза выполнения финансово-управленческих предписаний государства обойдется совокупному бюджету среднего американского бизнеса в кругленькую сумму, равную почти полутора миллиардам долларов в год. Главный рупор NYSE - информационное агентство Bloomberg - опубликовало выводы специальных экспертных исследований, которые показали, что для обеспечения соблюдения нового регламента представители этого предпринимательского класса вынуждены будут в течение нескольких лет расходовать на реорганизацию бухгалтерских систем, дополнительный документооборот, юридические, технические и прочие сопутствующие услуги ежегодно 1,2-1,45 млрд. долларов. Максимального уровня эти затраты достигнут, естественно, в начальный период, а затем станут плавно снижаться. Но так или иначе, среднестатистическая фирма среднего размера должна будет где-то изыскать и каждый год посвящать подготовке нововведенных фискальных данных не менее 383 часов своего рабочего времени. Поскольку никаких надежд на послабление требований или отмену акта Сарбейнса-Оксли у бизнеса не было, единственно возможным для него вариантом выхода из сложившейся ситуации без летального для себя исхода оставалась тотальная компьютеризация бухгалтерских процессов. Поэтому всеобщая необходимость следования сегодняшней правительственной политике финансового контроля, выливающаяся для большинства компаний в сплошные убытки, обернулась для Computer Associates и множества других разработчиков средств автоматизации не столько лишними проблемами, сколько непредусмотренными в долгосрочных планах доходами. Повышенное внимание властей к совершенствованию управления, налаживанию учета и упорядочению отчетности коммерческих структур породило буквально ажиотажный спрос на сверхсовременные программные инструменты и системы оптимизации финансового менеджмента, ведения бухгалтерской документации, составления балансов и других стандартных форм, сбора, обработки и хранения всех необходимых для этого данных. Еще прошлой зимой информационно-аналитическая компания IDC опубликовала сведения о стремительно нарастающих показателях мирового рынка программного обеспечения для систем хранения данных. Согласно этим сведениям, за IV квартал 2003 г. объем продаж на этом рынке увеличился сразу на 18%, и главным образом за счет стремления компаний соблюсти нормы нового законодательства. По словам одного из ведущих экспертов IDC Билла Норта, "закон Сарбейнса-Оксли послужил наиболее действенным стимулом к восстановлению и послекризисному развитию именно этого рыночного сектора прежде всего потому, что обязал все американские и иностранные фирмы, значащиеся в листинге бирж Соединенных Штатов, привести стандарты своего управления в строгое соответствие с принятой в США моделью, в которой хранение данных является приоритетным направлением". Тенденцию неуклонного роста реализации программ для storage systems подтвердил и следующий отчет IDC, посвященный итогам I квартала 2004 г.: за три месяца суммарные доходы вендоров выросли еще на 70 млн. долларов, поднявшись до отметки 1,85 млрд. и превысив результаты аналогичного периода 2003 г. на 23,3%. "В условиях довольно жесткого прессинга со стороны контролирующих органов и ограниченного корпоративного бюджета руководители компаний нуждаются во все более надежных, доступных и эффективных инфраструктурах хранения данных, - отмечал другой ведущий специалист IDC Джон Макартур. - А оттого неудивительно, что увеличение показателей всех основных сегментов рынка программного обеспечения для систем хранения данных измеряется сейчас двузначными числами. В частности, за истекший квартал самые высокие темпы роста доходов продемонстрировали производители ПО для управления ресурсами хранения данных - 32,3%. Но емким сегментом этого рынка по-прежнему остается ПО для архивирования и резервного копирования - этот сегмент вырос в прошедшем квартале на 22%". Однако своего рекордного уровня мировой рынок программного обеспечения для систем хранения данных достиг в III квартале: его совокупный объем превысил 1,9 млрд. долларов, что оказалось на 19,1% больше, чем в том же квартале 2003 г., а инвестиции в ПО составили 36 долларов на каждую сотню, вложенную бизнесом в сами системы хранения. Продажи программ управления ресурсами возросли на 27,3%, средств резервного копирования и архивирования - на 17,4%, а средств репликации и поддержки файловых систем - соответственно на 13,7% и 10,3%. При этом в течение всего года лидером продаж оставался отраслевой гигант EMC (как известно, присоединивший к себе годом раньше не менее знаменитую компанию Legato Systems), доходы которого в III квартале исчислялись 608 млн. долларов (+22,7% к 2003 г.), а рыночная доля увеличилась до 31,8%. Остальные же места в ведущей мировой пятерке заняли Veritas Software (415 млн. долл., +12,7%, 21,7%), Computer Associates (169 млн. долл., +29,1%, 8,8%), Hewlett-Packard (146 млн. долл., +30,2%, 7,6%) и IBM (136 млн. долл., +2,0%, 7,1%). Аналогичные явления происходят сейчас и в других сферах производства систем корпоративной автоматизации. По расчетам исследователей Gartner Inc., проведенным в январе нынешнего года, общая ситуация на рынке программных комплексов управления бизнес-процессами позволяет с достаточной степенью уверенности ожидать к началу 2006 г. увеличения его масштабов до 6,9-7 млрд. долларов, т. е. удвоения по отношению к временам годичной давности. "Сегодня самые радужные прогнозы по поводу ближайших перспектив рынка управляющих информационных систем не кажутся излишне оптимистичными, - пишет в этой связи обозреватель журнала „Business Week" Стив Хэмм. - Неизбежность ощутимых затрат на обеспечение соответствия своей финансовой деятельности уложениям закона Сарбейнса-Оксли позавчера стала очевидной для крупных корпораций, вчера - для средних, а сегодня, т. е. в текущем, 2005 году, с распространением его действия на малый бизнес, становится явной и для него. Но, с другой стороны, если кто-то один тратит деньги, кто-то другой должен их получать. И в роли этого другого сейчас во многих случаях выступают представители ИТ-индустрии, способные предоставить заинтересованным потребителям действительно эффективные инструменты сбора, обработки, хранения и использования необходимых для учета и отчетности данных".

Проверка эффективности: "врачу, исцелися сам"

Одновременно с констатацией надежд, которые возлагает бизнес Соединенных Штатов на ИТ-индустрию и поставляемые ею средства автоматизации, соответствующие настоятельным потребностям сегодняшнего дня, в американской прессе замелькали сейчас и сообщения о том, что эти средства далеко не всегда оказываются действенными. Либо в их устройстве не предусматривается выполнение всех функций и задач, указанных "злополучным" законом, либо для их сопровождения требуется наличие дополнительного штата бухгалтеров и юристов, либо сложность их эксплуатации в условиях конкретной фирмы ставит под вопрос всю экономическую целесообразность их применения. Зафиксированы случаи, когда поставщики бухгалтерских систем предоставляли покупателям заведомо "вчерашние" версии программных продуктов, намереваясь впоследствии дополнить их (за отдельную плату) недостающими элементами, отвечающими регламентациям Сарбейнса-Оксли, и рассчитывая, таким образом, получить двойной доход с одного и того же товара. Правда, подобные прецеденты - в связи с их наказуемостью - крайне редки, зато аналитики Gartner готовы привести не один пример того, как компании, специализирующиеся в создании и распространении средств автоматизации бухучета, сами сталкивались с проблемами отчетности и получали нарекания от фининспекторов, не имея опыта практического использования собственных разработок. "И грустно, и смешно наблюдать такое положение, когда авторы популярных и эффективных методик и технологий управления финансами оказываются не в состоянии уберечь самих себя от фатальных ошибок и попадают впросак при аудиторской проверке, - рассуждает старший эксперт Gartner Inc. Джоанн Коррейя. - Волей-неволей возникает вопрос: откуда же берутся их квалификация и опыт, которые они с помощью своей продукции передают потребителям, и куда они деваются в тот момент, когда оказываются нужны самим разработчикам?" Но по мере адаптации всего американского бизнеса к работе в новых условиях экономического контроля адаптируются к ним и ИТ-компании. К сегодняшнему дню практика предварительного "внутреннего опробования" вновь создаваемых программных комплексов на соответствие современным законодательным требованиям стала естественной не только в Computer Associates, но и большинстве иных солидных фирм. Peregrine Systems, MicroStrategy и многие другие вендоры предлагают сейчас своим клиентам специализированные системы финансового менеджмента, в которых учтена возможность решения целого ряда конкретных задач, которые не описаны ни в каких теоретических докладах, но с которыми, тем не менее, разработчикам приходилось сталкиваться в реальной жизни. "Любой программной компании, не накопившей опыта преодоления нынешних трудностей посредством своих программ или обладающей только отрицательным подобным опытом, сейчас бессмысленно даже пытаться разговаривать с клиентами, - утверждает главный технолог отделения информационно-управляющих систем концерна ЕМС и бывший директор компании Legato Джордж Саймонс. - Прежде чем приобрести вашу систему, теперешний потребитель постарается во всех подробностях узнать от вас о том, с какими проблемами вы сами имели дело и каким образом смогли их разрешить. Он будет рад услышать о том, что ваши проблемы аналогичны его собственным, а еще больше обрадуется, узнав, что по пути к их решению вы допускали те же промахи, что и он сам. Зато, выяснив из такого общения все тонкости, характерные особенности и преимущества вашей продукции, он почти наверняка пойдет на то, чтобы ее купить. Неординарность сегодняшнего маркетинга заключается в том, что даже свои прошлые ошибки вы можете использовать себе во благо. То есть превратить негатив в позитив - иначе говоря, в дополнительную прибыль".



 

 Программируем в Delphi.
 RadPHP XE2.
 Работа с файлами в Delphi.
 Коммерческий эффект от использования СУБД SQLBase компании Gupta.
 Воспроизведение звуков на Delphi.


Главная »  Delphi 

© 2017 Team.Furia.Ru.
Частичное копирование материалов разрешено.